Теория трех "T" (к вопросу о смысле жизни), часть I


В.И.КЛЕЙМЕНОВ

 

ТЕОРИЯ ТРЕХ "Т"


(К вопросу о смысле жизни)

 

Часть I


И каждый час уносит
частичку бытия
А.С. Пушкин


Предлагаемая ниже работа является попыткой создания такой теории, в которой человеческое поведение сводилось бы к некоторому единому началу (перед чтением работы рекомендуется ознакомиться с заметкой о некоторых особенностях аксиоматических теорий).

Начнём с того, что дадим определение двух понятий, которыми нам предстоит чаще всего пользоваться в дальнейшем. Первое из них – деятельность. Введём его перебором конкретных видов деятельности. Человек строит дом – это деятельность; гуляет в лесу, ест, пишет стихи, болтает с приятелем, спит, ничем не занят – всё это примеры деятельности. Если этот перечень продолжать всё дальше и дальше, то в результате получим исчерпывающее определение понятия деятельности.

Второе – жизненное время человека. Это обычное физическое время, измеряемое секундами, минутами, часами и т.д., которого каждому из нас отпущено определенное конечное количество. Жизненное время это особое, единственное в своем роде «достояние», имеющее два очень важных свойства: первое оно всегда неумолимо убывает, второе утраченное, оно не восполняется. Основная идея, которой мы будем в дальнейшем руководствоваться, заключается в том, что главные отличительные особенности человеческого поведения связаны с характером расходования жизненного времени.

Посмотрим, как человек распределяет своё жизненное время в своей деятельности? Прежде всего, часть своего жизненного времени человек должен затратить на воспроизводство себя как индивида, то есть существа со всеми присущими ему свойствами. Ясно, что воспроизводство человека специфично. Оно, в частности, включает в себя приобретение сложных навыков, а также создание условий, при которых научение этим навыкам возможно. Так, современный человек должен не только, как животное, есть, пить каждый день, но и овладеть грамотой, обучится разным ремёслам, сам производить еду, одежду, должен строить жилища, заводы, электростанции и т.д. и т.п. Но специфичность эта, в том числе и касающаяся отдельного индивида, в случае, когда нас интересует лишь сам факт воспроизводства, несущественна. Так как, в конечном счете, эта деятельность навязана человеку внешними обстоятельствами, будем называть её – основной необходимой деятельностью, а ту часть жизненного времени, которая расходуется на неё, основным необходимым временем (Т1).

Обозначим все жизненное время человека через Т. Очевидно, что если Т1 = 0, то и Т = 0. Иными словами, если человек утрачивает возможность воспроизводить себя, он перестает существовать. Тут всё ясно. Если Т1 и Т отличны от нуля, но равны друг другу, то это значит, что вся деятельность сводится к воспроизводству себя, как индивида. Если Т больше Т1 и за вычетом Т1 остается некоторое количество жизненного времени, то возникает следующий важный вопрос: может ли это оставшееся время быть занято иной деятельностью, отличной от деятельности, имеющей место в рамках Т1 ?

По существу здесь два вопроса. Первый, принципиальный: возможна ли вообще какая-либо «иная» деятельность? Сейчас мы его обсуждать не будем. Предположим, что возможна. Второй, формальный: если «иная» деятельность возможна, то возможна ли она в момент, когда образовалось избыточное время (Т – Т1 ≠ 0) ?
Ответ отрицательный: пока нет, потому что для этого созданы не все необходимые условия. Создано лишь одно условие - человек воспроизвёл себя как живое существо. Но этого недостаточно. Для того, чтобы использовать оставшееся время в деятельности, отличной от основной необходимой, часть времени, оставшуюся за вычетом Т1, он должен потратить на создание дополнительных предпосылок, обеспечивающих ему включение в деятельность, отличную от той, что связана с воспроизводством себя как индивида. Деятельность по созданию этих предпосылок назовём дополнительной необходимой деятельностью, а расходуемое на неё время – дополнительным необходимым временем (Т2).

Вычленим теперь из жизненного времени человека время Т1 и Т2. Оставшееся за вычетом Т1 и Т2 время будем называть свободным временем (Т3), а деятельность в рамках последнего – свободной деятельностью. Таким образом, структуру деятельности и структуру жизненного времени человека можно представить в виде следующей схемы:



Сумма Т1, Т2 и Т3 дает нам всю величину жизненного времени человека:

Т = Т1 + Т2 + Т3      (1)

Заключим эту часть так: деятельность бывает необходимая и свободная. На следующем шаге рассуждений будем исходить из некоторого утверждения, которое используем как аксиому. Это утверждение, по крайней мере частично, основано на опыте. Смысл его заключается в следующем: человек предпочитает деятельность свободную деятельности необходимой. Это же можно выразить и по-другому: свободная деятельность доставляет человеку удовольствие, необходимая деятельность удовольствия не доставляет. При этом на понятие «удовольствие» накладывается следующее ограничение: в это понятие не входит всё, что связано со снятием напряжений. То есть удовольствие, которое доставляет свободная деятельность, не то же самое, что мы испытываем от того, что едим, спим и т.п. Иными словами, деятельность, связанная со снятием любого напряжения или, что то же самое, деятельность по удовлетворению всякой потребности не доставляет удовольствия. Она лишь снимает напряжение, возвращает организм в исходно нормальное состояние. Ещё раз: всякая деятельность по удовлетворению всякой потребности есть деятельность необходимая, есть работа (это другое название необходимой деятельности) и, стало быть, сама по себе, не приносит удовольствия.

Выясним теперь, как зависит от Т1, Т2 и Т3 величина удовольствия, получаемого в результате свободной деятельности. Для этого обозначим указанную величину через А и предположим, что её связь с Т3 самая простая, т.е. величина А прямо пропорциональна Т3:

A = k × Т3      (2)

где k – коэффициент эффективности использования свободного времени.
Далее, разумно предположить, что величина k, в свою очередь, будет тем больше, чем больше величина Т2, то есть, чем больше величина дополнительного необходимого времени, затраченного на создание предпосылок использования свободного времени. Приняв, что между k и Т2 существует также прямо пропорциональная зависимость, запишем:

k = c × Т2      (3)

При этом коэффициент пропорциональности с есть некоторый коэффициент, уже не зависящий от величины того или иного вида жизненного времени данного индивида (зависимость коэффициента с от жизненного времени других лиц, как бы она ни была важна, пока оставим в стороне). Из уравнения (1) следует, что: Т2 + Т3 = Т – Т1. Допустим, что как Т1 (основное необходимое время), так и Т (все жизненное время человека) суть величины постоянные, тогда и (Т2 + Т3) есть постоянная величина. Обозначим ее через B, запишем:

B = Т2 + Т3      (4)

Отсюда:

Т2 = B – Т3      (5)

Последовательной подстановкой (3) и (5) в уравнение (2) получаем следующую зависимость А от Т3:

A = k × Т3 = c × Т2 × Т3 = c × B × Т3 – c × Т32      (6)

Графически эта зависимость изображается параболой (Рис. 1).

Рис.1. Зависимость А (удовольствия, доставляемого свободной деятельностью) от величины свободного времени Т3


Значение Т3, при котором А = Аmax, будем называть оптимальным и обозначим как Т3opt. В нашем примере Т3opt = В/2 (в более общем случае это не обязательно так).

Попытаемся теперь установить характер зависимости Т и В от Т1. Очевидно, что величина всего жизненного времени Т, т.е. продолжительность жизни, есть некоторая функция от Т1, т.е. от времени, которое затрачивается на воспроизводство индивида. При Т1 = 0 и Т = 0. Чем больше Т1, тем больше Т, тем дольше человек живёт. Если бы с увеличением Т1 время Т росло так же быстро, как Т1 то разность (Т – Т1) всегда бы равнялась нулю. В этом случае зависимость Т от Т1 (смотри Рис.2) представляла бы собой прямую, идущую (при равном масштабе по Т и Т1) под углом 45o к осям координат. В каждой точке этой прямой имеет место равенство Т = Т1 и, следовательно, Т – Т1 = 0.


Рис.2. Зависимость продолжительности жизни Т от времени,
затрачиваемого человеком на собственное воспроизводство.


Но в действительности с увеличением Т1, жизненное время человека Т сначала растет быстрее, чем затрачиваемая на воспроизводство время Т1 (кривая линия на Рис.2), поэтому и разность Т – Т1 = T2 + T3 = В (разность между кривой и прямой) растет. С дальнейшим увеличением Т1, с определенного момента, прирост Т становится меньше прироста Т1, разность Т – Т1 = В начинает уменьшаться, пока, наконец не станет равной нулю при Т1 = Т1max. Последнее есть отражение того факта, что Т не может расти бесконечно при увеличении Т1, человек когда-то умирает, несмотря на максимальные затраты.

Таким образом, разность Т – Т1 = В, т.е. время, избыточное над основным необходимым (избыточное время), принимает наибольшее значение не при Т1 = Т1max, а при некотором Т1 = Т1opt < Т1max (Рис.3).


Рис. 3. Зависимость В = Т – Т1 (избыточного времени) от основного необходимого времени Т1.



Получается, что величина В и входящее в нее время свободной деятельности Т3 максимальны отнюдь не тогда, когда максимальна величина Т1 и связанная с ней величина Т. То есть случай, когда у человека оказывается максимум избыточного времени (и, тем самым, максимум времени для свободной деятельности) не совпадает с тем, когда продолжительность жизни у него максимальна.

Итак, при фиксированных условиях (производительная сила человеческого труда неизменна и т.п.) величина А принимает максимальное значение лишь при некотором строго определенном соотношении между Т1, Т2 и Т3.

Определим теперь понятие удовлетворенности (неудовлетворенности) деятельностью вцелом. Под удовлетворенностью (неудовлетворенностью) деятельностью вцелом будем понимать определенное к ней отношение, возникающее у человека в связи с тем, что величина А принимает то или иное значение. Когда А максимальна, то имеет место удовлетворенность деятельностью, когда А не максимальна – неудовлетворенность ею. Чем больше А отличается от Аmax, тем больше степень неудовлетворенности. Если человек не удовлетворен деятельностью, то это побуждает его к её изменению. Укажем на четыре наиболее общих типа неудовлетворенности, возникающие в зависимости от соотношения расходов времени на основные виды человеческой деятельности.

Снова предположим, что Т и Т1 величины постоянные. Тогда, как указывалось выше, зависимость А от Т3 может быть выражена уравнением (6) и изображена в виде параболы (Рис.1). На рисунке видно, что А достигает величины Аmax при некотором Т3 = Т3opt. То есть соотношение между Т2 и Т3 в рамках величины В оптимально. Что же произойдет, если это соотношение окажется нарушенным?

Первый случай неудовлетворенности

Представим себе (Рис.1), что Т3 = Т3′ < Т3opt. Это означает, что соотношение между Т2 и Т3 нарушено в пользу Т2 (мы помним, что Т2 = B – Т3). Т.е. предпосылок для свободной деятельности создаётся больше, но зато свободного времени остаётся меньше. Результат: А = A′ < Amax и человек не удовлетворен своей деятельностью. Неудовлетворенность ощущается здесь как нехватка свободного времени. Случай типичный для многих людей, готовых распорядиться свободным временем, но не имеющих его.

Второй случай неудовлетворенности

Пусть Т3 = Т3″ > Т3opt. Тогда A = A″. И опять А меньше Аmax. Но в этом случае оптимальное соотношение между Т2 и Т3 нарушено в пользу Т3, то есть свободного времени относительно много, а вот возможностей его использования создано мало. И эта ситуация нам знакома: неудовлетворенность здесь принимает форму «скуки», человек «не знает, куда себя деть», жизненное время просто «пропадает». Два других варианта неудовлетворенности связаны с тем, что А может быть не максимальна вследствие того, что не максимальна величина B.

Третий случай неудовлетворенности

При Т1 = Т1′ < Т1opt (Рис.3 и Рис.2) B = B′ < Bmax. В этом случае доля B в Т больше, чем при Т1 = Т1opt, а сама величина Т − меньше, чем при Т1 = Т1opt (ибо Т уменьшается с уменьшением Т1). Неудовлетворенность тогда ощущается как своего рода «прожигание жизни», то есть человек сокращает свою жизнь, недостаточно воспроизводя себя как индивида и тратя большую часть своей жизни на свободную деятельность и ее обеспечение.

Четвертый случай неудовлетворенности

При Т1 = Т1′′ > Т1opt  В = В′′ < Вmах. Здесь доля В в Т меньше чем при Т1 = Т1opt , а сама величина Т, очевидно больше, чем при Т1 = Т1opt (поскольку Т увеличивается с увеличением Т1). Этот случай неудовлетворенности можно охарактеризовать как ощущение «потери смысла жизни» (человек живет достаточно долго, но при этом занимается преимущественно воспроизводством себя как индивида, при малом содержании свободной деятельности). При Т1 = Т1max получаем В = 0, что означает полную потерю смысла жизни (чисто животное существование).

Итак: удовольствие мы получаем только от свободной деятельности, необходимая же деятельность, как таковая, ее не доставляет. Но поскольку свободная деятельность не возможна без необходимой деятельности, постольку удовлетворенность деятельностью оказывается зависящей и от объема необходимой деятельности. Обращаясь к той или иной конкретной деятельности, мы должны уметь выделить в ней рассмотренные выше типы деятельности с соответствующими им временными категориями. Так, например, исследуя бюджет времени в его простейшем разделении на производственное и внепроизводственное время, в каждой из этих двух частей мы должны выделить основное необходимое время, дополнительное необходимое и свободное время.

В свете изложенного рассмотрим вопрос об удовлетворенности конкретными видами деятельности. Когда человек удовлетворен деятельностью в целом, он удовлетворен всеми своими конкретными видами деятельности. Если он не удовлетворен деятельностью в целом, то причины этой неудовлетворенности он может приписать (в том числе и ошибочно) той или иной конкретной деятельности. Появляется то, что мы будем называть неудовлетворенностью конкретными видами деятельности. Важно понимать, что это отношение к конкретной деятельности есть следствие отношения к деятельности вцелом, а не наоборот.

Конкретная деятельность может совсем не приносить человеку никакого удовольствия (это значит, что она состоит лишь из необходимой деятельности, например: работа на конвейере), однако человек может быть удовлетворен ею. Это бывает тогда, когда, благодаря этой «неприятной» деятельности как предпосылке, он получает максимум удовольствия от всей деятельности в целом. И наоборот, конкретная деятельность может содержать много свободной деятельности и приносить удовольствие, но человек может быть не удовлетворен ею, ибо, как ему кажется, именно из-за нее (например, вследствие малой зарплаты) деятельность в целом не обеспечивает ему максимума удовольствия. Это особенно подходит к научным работникам. (Конечно, наряду с этим существует удовлетворённость (неудовлетворённость) конкретной деятельностью, связанная не с удовлетворённостью (неудовлетворённостью) деятельностью вцелом, а лишь с результатами самой конкретной деятельности. О ней пока нет речи.)

И теперь всё заключаем так:

1) У человека (в дополнение к тому, что есть у животных) есть особый вид деятельности – свободная деятельность.

2) Человеку присуще особое отношение к этой деятельности, состоящее в том, что он предпочитает свободную деятельность необходимой.

3) Человек, в большинстве случаев не осознавая того, оптимизирует свою деятельность таким образом, чтобы максимизировать величину А (удовольствие, доставляемое свободной деятельностью).

– Гедонизм получается, что ли? – спросите вы.

– Гедонизм..., да не тот.

Продолжение (часть 2) >>>